Каннский фестиваль отдал предпочтение политике

Май 26, 2008

Москва, Май 26 (Новый Регион, Алексей Усов) – В ночь на воскресенье торжественно закрылся Каннский фестиваль. Парад самых крупных лиц и личностей современного кино завершился раздачей призов: впервые за 20 лет «Золотая пальмовая ветвь» осталась во Франции. Главный приз фестиваля получил фильм «Между стен» («Entre les murs») французского режиссера Лорана Канте, снятый на грани игрового кино и документалистики.

Победа картины о повседневной жизни молодого преподавателя французского языка в колледже для неблагополучных детей продолжает «социальные» интонации кинофорума, где в конкурсе игровых фильмов уже награждались даже исключительно документальные злободневные фильмы.

Почти то же можно сказать и о картине Стивена Содерберга «Че» – четырехчасовом байопике о жизни Эрнесто Че Гевары. Исполнитель роли легендарного революционера Бенисио дель Торро получил приз за лучшую мужскую роль.

Как пишет о картине критик Андрей Плахов («Коммерсант»): «Слава режиссера-оскароносца накладывается на миф о Че Геваре, чтобы сделать удобоваримым фильм, который при других обстоятельствах было бы невозможно впарить ни одному прокатчику. Картина сделана интеллигентно и политически корректно (роль Фиделя Кастро сведена к минимуму), Бенисио дель Торо играет своего героя увлеченно и не совсем однозначно. И все-таки, зачем нужно было городить четыре с лишним часа экранного зрелища, половина которого состоит из монотонных партизанских рейдов по лесам, понять трудно».

Братья Люк и Жан-Пьер Дарденны стали лауреатами кинофестиваля в номинации – «Лучший сценарий» за ленту «Молчание Лорны» (Le Silence de Lorna). Люк и Жан-Пьер Дарденны – одно из самых важных каннских открытий за последнее десятилетие, здешний бренд, ноу-хау. Они еще и герои невероятной истории успеха, превосходящей любые «американские мечты», замечает о фильме журнал «Эксперт». Скромнейшие режиссеры из бельгийской провинции (они снимали все фильмы в городке Серенге, где и живут) с 1975−го занимались производством документальных фильмов для телевидения, а на рубеже 80-90−х попробовали силы в игровом кино. Оба их фильма провалились с треском, и братья, отчаявшись, попробовали впервые в жизни спродюсировать собственное кино. Так появилось «Обещание» (1996), моментально отобранное в Канны. Десять лет назад о них слышали только увлеченные киноманы. Сегодня на них равняются независимые режиссеры всего мира.

Второй по престижности приз – гран-при Каннского кинофестиваля – достался картине «Гоморра» итальянского режиссера Маттео Гарроне, которая повествует о калабрийской мафии.

Лучшим режиссером назван автор картины «Три обезьяны» Нури Билге Джейлан. Фаворитом фестиваля считалась «Подмена» Клинта Иствуда с Анджелиной Джоли в главной роли, но жюри отнеслось к картине прохладно. В итоге, Иствуд получил лишь награду «за вклад в кинематограф» в компании с Катрин Денев.

Российские фильмы в этом году опять не участвовали в основной конкурсной программе. Зато сразу несколько работ отечественных режиссеров оказались отмечены в «малых конкурсах». «Тюльпан» Сергея Дворцевого получил главный приз в конкурсе «Особый взгляд», что в этом году не менее важно, чем участие в основном конкурсе. Как отмечает Ксения Рождественская (Film.ru), в этом году программа была настолько сильная, что председатель жюри «Особого взгляда» Фатих Акин даже попросил у всех прощения за то, что победителей не трое (как положено), а пятеро.

«Пятерку победителей» возглавил Сергей Дворцевой, который вошел в элиту мировой документалистики фильмами о жизни людей, обитающих за пределами современной цивилизации, – в забытых Богом русских деревнях, где приезд хлебного вагона становится праздником, или в бескрайних степях Казахстана, где быт чабанов не менялся столетиями.

Приз «Надежда» достался действительно мощному фильму Жана-Стефана Совера «Джонни Бешеный Пес» – об африканских подростках-солдатах. Все всерьез – мало того, что режиссер около года жил в той стране, где собирался снимать «Бешеного Пса», африканские подростки еще и помогали ему делать фильм.

Приз «Нокаут» выдали фильму «Тайсон» Джеймса Тобэка, где Тайсон «такой беззащитный, такой беззащитный», пишет кинокритик Ксения Рождественская.

Приз под названием «Coup de coeur» получил очень сильный «Облако 9» Андреаса Дрезена, Приз жюри – «Токийская соната» Киёси Куросавы, безумная семейная драма. История клерка, которого выгнали с работы, и вот он каждый день уходит из дома и бродит по улицам, потому что боится сказать жене, что потерял работу. Никаких призраков и кошмаров, – клерки и сами как призраки, а жизнь и сама по себе иногда кажется довольно кошмарной.

Награда ФИПРЕССИ досталась ленте Стива МакКуина «Голод» – фильму о голодовке в тюрьме, где содержали осужденных ирландских террористов.

Среди российских фильмов жюри было особо отмечен фильм Валерии Гай-Германики «Все умрут, а я останусь» (в рамках дебютной программы «Неделя критики»). Картина о девчонках-школьницах из Подмосковья был воспринят как свежая струя и в то же время что-то знакомое: один знаток даже нашел сходство изобразительной манеры этой картины с поздними работами Тарковского и выплеснул свое открытие на страницы газеты Variety, отмечает «Коммерсант».

На самом деле работа госпожи Гай-Германики больше всего напоминает перестроечное кино – «Маленькую Веру» или «Его зовут Арлекино» только с поправкой на лексику совсем юного поколения и на школу kinoteatr.doc. Кого-то эта лексика шокирует, кто-то сочтет ее недостаточно жизнеподобной, но очевидно появление новой личности в нашем кино, способной к восприятию социальной реальности, а это именно то, чего российскому кинематографу фатально не хватает и для внутреннего развития, и для международного успеха. Доброжелательный прием сопутствовал и показу ленты Бакура Бакурадзе «Шультес» в программе «Двухнедельник режиссеров».

Можно еще напомнить, что в этом году российское кинопроизводство отметило в Каннах сразу два юбилея – 100-летие отечественного кинопроизводства и 50 лет, прошедших с тех пор, как здесь победил русский фильм «Летят журавли» Михаила Калатозова.

Разное